Школа риторики Аргументъ

8 (495) 669-20-85




Виды школ ораторского искусства

Они все называются школами риторики, но преподают совершенно разные вещи.

Каналы восприятия информации

Про каналы восприятия информации, несчастного Альберта Меграбяна и про необходимость говорить, даже если нас хорошо видят.

Считается, что до 80% информации человек получает с помощью глаз, то есть основной канал восприятия у нас визуальный.

На вопрос, кем именно и каким образом был установлен этот факт, ответа нет. Потому что это вовсе и не факт, он никогда не был никем установлен. Просто так принято думать в нашем современном псевдонаучном мире, где балом правят разные NewAge-терапии и всякие весёлые техники нейро-лингвистического программирования, выдающие себя за курсы риторики. Как можно подсчитать проценты, какой методикой пользоваться, что такое «информация» в данном случае – никого подобные скучные вопросы не интересуют.

Некоторые идут еще дальше и утверждают гораздо более детальные вещи, а именно: «Когда мы общаемся, только 7% нашего передаваемого сообщения содержится в словах, 38% содержится в тоне голоса, и 55% содержится в языке тела». Это уже вообще чушь за пределами дозволенного. Обычно ее приписывают Альберту Меграбяну, но совершенно зря. Посмотрите его статью в Journal of Personality and Social Psychology (Mehrabian, Albert, and Wiener, Morton. «Decoding of Inconsistent Communications»), позвольте ему отмыться от грязи невежественных интерпретаторов.

Цены на риторику

О ценообразовании школы риторики Аргументъ — о том, почему у нас так дорого, и о том, почему у нас так дешево.

Все и всегда интересуются ценами, и это нормально. Иногда и некоторые интересуются ценообразованием, и это прекрасно. Для нас разговор о ценах – это разговор о продукте, то есть о самих курсах риторики, которые мы предлагаем, потому мы с радостью говорим на эту тему.

Обычно два вопроса задают нам относительно цены. Вопрос первый – почему так дорого. Вопрос второй – почему так дёшево.

Ответим по очереди, но сначала о риторике.

Что такое ораторское искусство? про какого человека можно сказать, что он хороший оратор? Оратор умеет анализировать аудиторию и себя в глазах аудитории, умеет всесторонне обдумывать тему речи, убеждать с помощью разнообразной аргументации, выстраивать последовательность своего выступления, оратор владеет своей речью на уровне языка и на уровне эмоций, у него богатая жестовая база и отточенные рефлексы речевого управления слушателями.

То есть ораторское искусство – это комплексный набор сильно различных навыков от умения думать, до умения улыбаться, и всё это базируется на определенных теоретических знаниях.

Кому нужно ораторское искусство

Кому нужно ораторское искусство в самом полном его виде. Кто и зачем занимается индивидуально, кто и зачем индивидуально преподаёт. И что их объединяет.

Индивидуальные занятия ораторским искусством – исторически первое и одно из основных направлений деятельности студии риторики Аргументъ.

Мы считаем, что только индивидуальными занятиями можно вывести человека на максимально доступный для него уровень владения ораторским искусством. Без практики перед аудиторией, конечно, ничего не получится, но только индивидуальные занятия смогут раскрыть в человеке весь его потенциал. Именно люди, занимающиеся индивидуально, и являются теми, кому действительно нужно ораторское искусство.

Признаемся, индивидуальные занятия гораздо интереснее и для преподавателя. В группе у него существенно меньше профессиональных вызовов и задач, в групповых занятиях он никогда не растёт над собой и не совершенствуется.

Ораторская теория

Ораторская теория и практика в ораторском искусстве — значение того и другого, сочетания первого и второго, их конфликт и согласие.

Некоторое время назад было модно рекламировать ораторские курсы, рассказывая об их ориентированности на практику.

Чем больше практики, тем лучше. До 80% практики, до 90% практики, до 99% практики. Тот, кто смог бы довести практику до ста процентов, стал бы вершителем судеб и абсолютным гуру ораторского искусства. Так думалось многим еще в начале 2010-х, но сейчас, к счастью, тенденция пошла на убыль.

Вот почему.

Как выглядят занятия ораторским искусством

Что можно ожидать от занятий риторикой, а чего точно на них не будет.

Групповые или индивидуальные занятия

При выборе формата обучения — в группах или индивидуально — люди часто находятся в плену заблуждений о плюсах и минусах двух этих подходов.

Достойна ли красота жертв?

Правильное поздравление с Восьмым марта — про красоту, моду и жертвы ради мужчин.

Красота — это идея, которая каждый раз воплощается по-разному. В каждый век, в каждой стране, в каждой культуре. То, что казалось красивым, может перестать быть таковым довольно быстро. И наоборот. С женской красотой ситуация точно такая же.

Когда-то, чтобы выглядеть красивыми, женщины выбривали себе высокий лоб, или дышали серой ради белизны лица, или заковывали себя в тесные корсеты. Сейчас это в прошлом, но практика самоистязания ради красоты неистребима. В этом нет вины женщин, в этом даже нет их инициативы. Во всем виноваты мужчины с их меняющимися вкусами и предпочтениями, под которые женщины пытаются подстроиться. Несчастные. От имени всех мужчин приносим извинения, но ничего поделать не можем. Терпите.

Эталоны женской красоты создают мужчины, и у них следует спросить, а нужны ли им такие жертвы? Ну, например, когда в погоне за фотомоделями худеют до такой степени, что чуть ли не с ума сходят… Да нет, конечно, не нужны нам такие жертвы. Потому что это жертвы не нам, а моде. Ведь это две большие разницы, как говорят в Одессе. Мода формируется вкусами мужчин, это правда. Но правда заключается и в том, что вкусы и мода очень разнятся. Вкусы мужчин – это вкусы мужчин, а мода – это вкусы мужчин понятые женщинами.

Маленькие впечатления от большого города

Про Питер. Почти эссе.

Обожаю культурные налеты: пришел, увидел, разочаровался – и дальше. Санкт-Петербург за два дня? Легко.

Фотографии. Питер не фотогеничен. То есть, фотографии, конечно, получаются, они даже где-то красивы, но нисколько не передают атмосферу города, его настроение. Петербург лучше не фотографировать, о нем надо рассказывать. И, кстати, в Питере лучше не жить, а приезжать туда отдыхать.

Невский. Петербург – это город одной улицы и бесконечного праздника на ней. Невский проспект начинается от Александро-Невской Лавры и заканчивается у Эрмитажа, на нем есть все – от ресторанов до кинотеатров, от бутиков до музеев. Поскольку я приехал в шесть утра, то сразу наткнулся на то, что остается от праздника поутру – на усталую клубную публику, расползающуюся по домам после бурной ночи. Совсем не то на Невском вечером, такое впечатление, что все питерцы только и ждут, когда закончится рабочий день и можно будет отправиться отдыхать. А отдыхают все на Невском.

Как мы искали невесту для друга

Большой текст про трудности предсвадебного периода человека, который решил жениться до того, как понял, на ком именно.

Нас было четверо, и у нас был общий друг.

С него-то всё и началось – он отучился три года в семинарии и внезапно осознал, что перед рукоположением во священники ему придется жениться. Строго говоря, за него осознали это мы, поскольку он был очень ленив до всего, что не касалось учебы. Осознав это, мы помогли ему принять волевое решение – сыграть свадьбу непременно в мае.

А был сентябрь.

Для нахождения невесты у нас имелось восемь месяцев. Говорю «у нас», имея в виду только нас четверых, поскольку друг наш сразу устранился почти от всех забот, убедительно сославшись на библейскую практику нахождения невесты с помощью рабов. Как это сделал, например, раб Авраама, нашедший невесту для Исаака. Раба звали Елеазаром, наш друг решил называть своих рабов так же. Сложением наших лучших качеств итоговый «Елеазар XXI века» получился таковым: сто четыре года, кандидат наук, поэт и спортсмен, ценитель классической музыки, рыбалки и живописи, любитель тяжелого физического труда, утонченно интеллектуальных споров и любитель модно одеться. Наш друг назвал такого елеазара «вполне сносным», и выдвинул свои требования к искомой невесте.

Тут мы столкнулись с первой сложностью.

Пиар, презентация, харизма, имидж и старая добрая риторика

Заметка о месте риторики в современном мире — о пиарщиках, человеке, форме и содержании.

Никто не хочет хорошо говорить, все хотят быть хорошими ораторами. Никто не хочет убеждать, все хотят производить впечатление. Никому не интересно содержание, всем интересны отзывы.

Когда-то давным-давно, когда пиар в России существовал в самом зачаточном своем состоянии, среди пиарщиков был популярен такой анекдот, поясняющий их заказчикам и им самим, чем же они занимаются:

На вечеринке вы увидели девушку неземной красоты. Вы подходите и говорите ей, что вы изумительно хороши в постели. Это самопродвижение. Вы подсылаете к ней друга, и он говорит, что вы изумительно хороши в постели. Это реклама. Вы приходите на вечеринку, видите девушку неземной красоты, она подходит к вам и говорит: «Я слышала, вы изумительно хороши в постели». Это пиар.

Когда такой анекдот появился (скорее всего, он все-таки перевелся с английского, как и все, связанное с пиаром) ни у кого не возникало даже тени сомнения, что главный герой этого анекдота действительно изумительно хорош в постели.

Но ситуация изменилась.

Как долог путь к риторике любимой

Далеко не сразу все нынешние сотрудники студии риторики Аргументъ стали теми, кем стали – то есть сотрудниками студии Аргументъ, создателями тренингов риторики и вершителями судеб ораторского искусства в России. Их путь к риторическому счастью был тернист, замысловат и сложен. Перед вами лирическое воспоминание одного из преподавателей «Аргумента» о его давнишней работе в фастфуде.

Сядь на пенёк, съешь гамбургер.

Самое главное в приготовлении чизбургера, сказали мне, — не перепутать сыр. Класть надо плавленый, а не Честер, и тем более не Эмменталь. Конечно, все это кажется простым, но когда впервые видишь перед собой гриль, стол с подносами и всякой бургерной начинкой, холодильник с замороженными стейками, кучу разных булочек – можно растеряться, сказали старожилы. Мне не удалось, но учителям это не помешало рассказать пару жутких баек о своих первых днях на кухне. Приготовление быстрой еды в условиях перманентного цейтнота, нехватки опыта и орущих продавцов-кассиров. Учителя мои справились, теперь учили меня, славные люди, менеджеры.

Не одним чизбургером жив потребитель, говорили мне. До кучи всего ему нужно, потребителю. Суприм-чизы всякие, лонг-чикены, хот-доги, чизи, беконы-лонги, гамбургеры, всякого добра хочется потребителю. Поначалу даже запомнить сложно просто названия, не то что рецепты всего этого разнообразия. Ты уж постарайся, говорили мне, просто не будет, готовься. На кухне будешь месяц минимум, дальше пустим на кассу.

Препинания о знаки препинания

Преподаватель школы ораторского искусства Аргументъ делится своей неожиданной трудностью: о знаках препинания, Лермонтове, полном месяце и перевернутом восклицательном знаке.

В последние дни меня очень беспокоят знаки препинания.

Они просто оккупировали мой мозг и безраздельно властвуют над моей душой: теперь препинаюсь где ни попадя, а это довольно болезненно. Был у меня один преподаватель, который был хорош, но очень часто говорил «э-э-э». Я не замечал этого совершенно, а потом мне указали, и началась каторга – стал слышать только эти «э-э-э» и вскоре буквально возненавидел доцента и его предмет заодно. Сейчас то же самое со знаками препинания, лезут отовсюду в мои глаза, жить не дают.

Вот как обращался с ними Лермонтов в «Герое».

1. «Велев ему выложить чемодан и отпустить извозчика, я стал звать хозяина – молчат; стучу – молчат… что это? Наконец из сеней выполз мальчик лет четырнадцати».

В одном предложении два тире, многоточие и точка с запятой, притом, что предложение помещается на двух строчках.

Можно я не буду любить Достоевского?

Акт публичного покаяния — преподаватель школы риторики Аргументъ признаётся в том, что не любит великого Федора Михайловича.

Художественное слово и риторика вещи не то что совсем уж несовместные, но точно – совместные плохо. Любить литературу умеет каждый, но это совершенно не помогает писать самому. Писать самому помогают курсы риторики, а не заставленные книгами полки. Вот почему среди сотрудников «Аргумента» принято недолюбливать наших гениев слова. В учебных целях, так сказать.

Какой-то ограниченный круг знакомых образовался у меня – он ограничен в своей единодушной любви к Достоевскому. Поначалу меня удивляли только те из них, кто осилил всего, или «почти-почти всего» Федора Михайловича – ведь я-то, прочитав лишь его романы, понял, что это удовольствие для мазохистов от литературы. Но потом меня все больше стали поражать люди Достоевского не читавшие, а только собирающиеся к нему приступить, но при этом уже горячо его любящие. Всё это отдавало этикой корпоративной лояльности, и я испугался – уж, может, образованному русскому и вовсе нельзя не любить Достоевского?

Когда я говорю, что мне не нравится Достоевский, знакомые улыбаются, думая, что это наигранный эпатаж, ведь как можно не любить Достоевского! Что вы, что вы – как можно?! Их искренность подкупает, а уверенность в своей единственно-возможной правоте буквально обезоруживает. Потому я не буду пытаться что-то особенно доказать, как-то обосновать мое неприятие Достоевского, лучше просто расскажу, как есть. Как на приёме у врача: «Да, доктор, я вот такой – скажите, болен ли я?»

Вокруг и около

Рубрика «Вокруг и около» будет о личном. То есть о том, чем захотят поделиться наши сотрудники, но что странно выглядело бы под громкой вывеской ораторских курсов. Личное, оно и есть личное, что тут скажешь, оно всегда где-то вокруг и около…

Дружелюбный тон частным записям на этом блоге задает предисловие самого угрюмого преподавателя «Аргумента».

Все виды блогов создал Розанов. Который Василий Васильевич. Остальные – его последователи, стремящиеся, так же как и он, изливать интимное в мир в виде дневниковых черновых записей «почти для себя».

Всем нравится как примитивный процесс самообнаружения, так и наблюдение за этим процессом. Всем нравится эксплуатировать себя в качестве основного материала своей прозы. Всем нравится намеренная необязательность в выборе поводов к высказываниям. Нравится лоскутность изложения, подвижность позиции и провокативность как средство поддержания диалога с читателем.

Розановщина затопила собой интернет-тексты, почти обо всем теперь можно прочесть в стиле a la Розанов, но иногда не хочется «a la». Иногда хочется Автора, а не эпигонов. Легко, господа. Вот он, Василий Васильевич Розанов в чистом виде, специально написавший предисловие к этому блогу: