Школа риторики Аргументъ

8 (495) 669-20-85




Ораторское упражнение пятнадцатое

Упражнение для развития речи, в котором упоминается цезарь, его жена и ее добродетели.

В этой рубрике мы предлагаем различные ораторские упражнения, улучшающие речь. Все упражнения многократно проверены на клиентах школы риторики «Аргументъ», все упражнения работают и действительно улучшают речь.

Упражнение пятнадцатое.

Панегирик – это похвальная публичная речь.

Вот отрывок из выступления Плиния Младшего в адрес императора Траяна, посвящённый его (то есть Траяна) жене:

Требуется преподаватель

Тема : Новости

Студия риторики Аргументъ недооценила спрос на классическую риторику в ее современном изложении и теперь нуждается в увеличении количества своих преподавателей.

Требования к кандидатам:

О презентациях

– Входят ли в программу студии риторики Аргументъ правила подготовки презентаций?

– Да, но

Препинания о знаки препинания

Преподаватель школы ораторского искусства Аргументъ делится своей неожиданной трудностью: о знаках препинания, Лермонтове, полном месяце и перевернутом восклицательном знаке.

В последние дни меня очень беспокоят знаки препинания.

Они просто оккупировали мой мозг и безраздельно властвуют над моей душой: теперь препинаюсь где ни попадя, а это довольно болезненно. Был у меня один преподаватель, который был хорош, но очень часто говорил «э-э-э». Я не замечал этого совершенно, а потом мне указали, и началась каторга – стал слышать только эти «э-э-э» и вскоре буквально возненавидел доцента и его предмет заодно. Сейчас то же самое со знаками препинания, лезут отовсюду в мои глаза, жить не дают.

Вот как обращался с ними Лермонтов в «Герое».

1. «Велев ему выложить чемодан и отпустить извозчика, я стал звать хозяина – молчат; стучу – молчат… что это? Наконец из сеней выполз мальчик лет четырнадцати».

В одном предложении два тире, многоточие и точка с запятой, притом, что предложение помещается на двух строчках.

Речь президента на Новый год

О главной речи страны, о речи, которую слушают все, и о том, почему этого следует избегать.

Первый пост в этой теме объясняет, зачем мы это делаем. То есть разбираем речи Дмитрия Медведева (точнее его спичрайтеров) в его бытность президентом России. Почитайте.

А сейчас на основе Новогодней речи мы поговорим о том, что на курсах риторики называют «тезисом речи». Тезис – это главная мысль вашего выступления, то самое, что вы хотите оставить в головах слушателей.

Это та ваша мысль, которую вы хотите сделать мыслью вашей аудитории. У людей после выступления должно не просто сложиться «общее впечатление»; у них обязана появиться конкретная идея, с которой они, во-первых, согласны, а во-вторых – настолько ее хорошо понимают, что готовы транслировать её дальше.

Одна идея. Только одна, но она должна быть ясной, конкретной, хорошо объясненной и доказанной, и способной изменить если не жизнь, то хотя бы образ мышления ваших слушателей.

Итак, новогодняя речь президента. Взята с Кремлина.ру

Курсы риторики онлайн

Тема : Новости

Тем, кто не может посещать обычные курсы студии Аргументъ, а так же тем, кому нужна письменная риторика, и еще тем, кто далеко живёт, и тем, кто привык к дистанционному обучению, и тем, кто просто хочет, и вообще всем-всем-всем – риторика онлайн: http://www.argument-studio.ru/online

О риторах-теоретиках

Нет, что мне крылья и зачем быть птицей!
Ах, то ли дело поглощать
За томом том, страницу за страницей!
И ночи зимние так весело летят,
И сердце так приятно бьётся!
А если редкий мне пергамент попадётся,
Я просто в небесах и бесконечно рад.

Ораторское упражнение четырнадцатое

Упражнение для развития речи и мышления, в котором много-много фактов.

В этой рубрике мы предлагаем различные ораторские упражнения, улучшающие речь. Все упражнения многократно проверены на клиентах школы риторики «Аргументъ», все упражнения работают и действительно улучшают речь.

Упражнение четырнадцатое.

При описании предмета у вас может возникнуть необходимость описывать этот предмет максимально подробно. При этом быстро и сходу. Когда? Прямо сейчас! Найдите глазами что-нибудь интересное. У вас есть пять минут, в которые вам нужно проговаривать вслух описание вещи, причём не останавливаться и не повторяться. Засекайте время и начинайте.

Семь ошибок вступления в речь

О матрице, блаженном Августине, доброжелательности и анекдотах — школа ораторского искусства Аргументъ рассказывает о семи главных ошибках вступления в речь.

Первая ошибка вступления. Оратор забыл о вступлении.

То есть сказал «Добрый день» и сразу полез в бурелом своих логических построений. Из университетских воспоминаний живо встает образ лысого преподавателя математики, который свою первую лекцию начал с того, что одновременно с закрытием двери в аудиторию, стал говорить: «Здравствуйте. Матрица – это прямоугольная таблица чисел, содержащая m строк одинаковой длины. Эти числа называются элементами матрицы. Место каждого элемента однозначно определяется…»

Так не пойдёт. Вступление – необходимая часть речи.

Вторая ошибка вступления. Оратор увлекся вступлением.

Ощущение бесконечного вступления производит «Исповедь» блаженного Августина. Там на каждой странице – по крайней мере, из первых ста – ждешь, когда же закончится предисловие и начнется сама книга. Но предисловие не кончается и приходится смиряться.

Аудиторию смиряться заставлять нельзя, она этого не простит. Вступление должно быть обязательно, но оно должно быть как можно более кратким. Длинные вступления приводят к тому, что слушатели теряют представление о содержании вашего выступления.

Можно я не буду любить Достоевского?

Акт публичного покаяния — преподаватель школы риторики Аргументъ признаётся в том, что не любит великого Федора Михайловича.

Художественное слово и риторика вещи не то что совсем уж несовместные, но точно – совместные плохо. Любить литературу умеет каждый, но это совершенно не помогает писать самому. Писать самому помогают курсы риторики, а не заставленные книгами полки. Вот почему среди сотрудников «Аргумента» принято недолюбливать наших гениев слова. В учебных целях, так сказать.

Какой-то ограниченный круг знакомых образовался у меня – он ограничен в своей единодушной любви к Достоевскому. Поначалу меня удивляли только те из них, кто осилил всего, или «почти-почти всего» Федора Михайловича – ведь я-то, прочитав лишь его романы, понял, что это удовольствие для мазохистов от литературы. Но потом меня все больше стали поражать люди Достоевского не читавшие, а только собирающиеся к нему приступить, но при этом уже горячо его любящие. Всё это отдавало этикой корпоративной лояльности, и я испугался – уж, может, образованному русскому и вовсе нельзя не любить Достоевского?

Когда я говорю, что мне не нравится Достоевский, знакомые улыбаются, думая, что это наигранный эпатаж, ведь как можно не любить Достоевского! Что вы, что вы – как можно?! Их искренность подкупает, а уверенность в своей единственно-возможной правоте буквально обезоруживает. Потому я не буду пытаться что-то особенно доказать, как-то обосновать мое неприятие Достоевского, лучше просто расскажу, как есть. Как на приёме у врача: «Да, доктор, я вот такой – скажите, болен ли я?»

Софистика

Если бы мы преподавали не риторику, а софистику, то нашим лозунгом было бы вот это: «Vulgus vult decipi ergo decipiatur».

Толпа хочет быть обманутой, следовательно – будем обманывать.

Но мы не преподаем софистику.

Зачем нужно искать ошибки в речах президента России

Только глупцы учатся на своих ошибках, остальные учатся на ошибках других. В рубрике «Речи президента» мы будем разбирать речи президента России Дмитрия Медведева и на ошибках этих речей учиться говорить правильно.

Почему в качестве предмета разбора мы выбрали речи именно президента, долго объяснять, наверное, не стоит. А кого еще? Кто из ныне живущих известных публичных людей регулярно высказывается по совершенно разным вопросам? Нам нужна, во-первых, доступность речей, во-вторых, их разнообразие, так что никого лучше президента не найти.

Сразу заявляем, что интерес к президентскому слову у нас исключительно «учебный», а наша критика, ежели она вообще будет, носит подчеркнуто уважительный и доброжелательный характер, касаясь только риторической стороны, а не сути. Мы не политики. Мы наняли президента на последних выборах, мы платим ему зарплату из наших налогов и вполне довольны его работой. И не считаем себя компетентнее его в вопросах, которыми он занимается. Мы всего лишь риторы, рассматривающие президентские речи в качестве материала наших занятий, и не больше.

Этот анализ не будет профессионально-филологическим. Не кандидатскую работу мы пишем, а работаем в рамках поп-риторики; нас не интересуют точные определения, и желания раскладывать по полочкам особенности речей Дмитрия Анатольевича у нас нет и в помине. Нашей задачей будет помощь ученикам школы «Аргументъ» в освоении основных законов красноречия на курсах риторики, а не скопчески-классификаторское издевательство над выступлениями президента.

Риторика: от зарождения к вырождению

Самый краткий очерк истории ораторского искусства.

Наука о языке вообще возникла так давно, что ученые не стесняются ошибаться в датировках лет эдак на тысячу – возникла она 2-3 тыс. лет до Р.Х. Где-то в Китае, Индии или Египте, или всюду там разом. Но для нас, европейцев, значение имеют не китайские изыскания, а греческие.

В пятом веке до Р.Х. у греков риторика вполне отпочковалась от философии, хотя занимались ею только философы. До сих пор это является некоторой проблемой, поскольку философские корни риторики мешают ее усвоению «в три приема за семь уроков». Логика, например, являясь неотъемлемой и необходимой частью риторики, вообще с огромным трудом укладывается в головах современных студентов. Но мы отвлеклись.

Риторика появилась в Греции вместе с демократией, демократия ведь просто нуждается в демагогии. Демагогов воспитывали софисты, за огромные деньги они учили их «речи как инструменту управления». Учили структурировать желания, воли и умы людей посредством звучащего слова. Риторика была техникой, но и одновременно искусством, а слово было произведением этого искусства. Целью ораторских курсов было умение составлять завершенное высказывание.

Ораторское упражнение тринадцатое

Упражнение для развития речи, в котором наконец-то появляется Герой.

В этой рубрике мы предлагаем различные ораторские упражнения, улучшающие речь. Все упражнения многократно проверены на клиентах школы риторики «Аргументъ», все упражнения работают и действительно улучшают речь.

Упражнение тринадцатое.

Есть несколько способов интересно рассказать о чём-нибудь, и среди этих способов есть один правильный. Наша задача – овладеть им.

Для этого нам, во-первых, потребуется герой. Многотысячелетняя практика создания историй намекает нам, что без героя сложно. С героем всегда интереснее. Потому нам нужен герой. Придумайте его, найдите его, даже если у вас презентация на тему разведения арбузов или вторичной структуры РНК-компоненты теломеразы.

Женское в творчестве В.В.Розанова

Тема : Примеры

Околонаучная статья про великого русского стилиста и заодно почти философа.

Розанов стал модным философом сто лет спустя после своей смерти. То есть сейчас.

Ему посвящаются телевизионные программы [1] и музейные выставки [2], ему открываются памятники [3], самые неожиданные люди признаются в своей любви к его творчеству [4], и уже стали появляться работы не только о нем или его философии, но и просто о феномене возросшего интереса к нему [5].

Розанов воскрес благодаря тому, что Россия умирает. Он всю жизнь писал в защиту семьи и матери, в защиту нерожденного ребенка, а теперь эти темы стали актуальнее, чем в его время, потому он снова читаем и почитаем. Впрочем, достаточно быстро выяснилось, что Розанов может быть интересен и вне темы семьи, в первую очередь интересен своим языком и стилем, своими афоризмами. Уж «Опавшие листья» всякий современный интеллигент прочитать просто обязан.

Мы попытаемся показать, что эти два интереса к Розанову (к его главной теме и к его стилю) связаны.

О дикции

Когда взрослый человек хочет заниматься дикцией – это всегда вызывает уважение. Мы, разумеется, можем дать ему различные упражнения на дикцию, специально созданные для ломания языка, и даже можем следить за тем, как он эти упражнения будет делать. И за успехами можем следить тоже. Но.

Вокруг и около

Рубрика «Вокруг и около» будет о личном. То есть о том, чем захотят поделиться наши сотрудники, но что странно выглядело бы под громкой вывеской ораторских курсов. Личное, оно и есть личное, что тут скажешь, оно всегда где-то вокруг и около…

Дружелюбный тон частным записям на этом блоге задает предисловие самого угрюмого преподавателя «Аргумента».

Все виды блогов создал Розанов. Который Василий Васильевич. Остальные – его последователи, стремящиеся, так же как и он, изливать интимное в мир в виде дневниковых черновых записей «почти для себя».

Всем нравится как примитивный процесс самообнаружения, так и наблюдение за этим процессом. Всем нравится эксплуатировать себя в качестве основного материала своей прозы. Всем нравится намеренная необязательность в выборе поводов к высказываниям. Нравится лоскутность изложения, подвижность позиции и провокативность как средство поддержания диалога с читателем.

Розановщина затопила собой интернет-тексты, почти обо всем теперь можно прочесть в стиле a la Розанов, но иногда не хочется «a la». Иногда хочется Автора, а не эпигонов. Легко, господа. Вот он, Василий Васильевич Розанов в чистом виде, специально написавший предисловие к этому блогу:

Спичрайтинг

Тема : Новости

Студия риторики Аргументъ предлагает новую услугу – написание текстов выступлений.

То есть услугу спичрайтинга, если говорить по-русски: http://www.argument-studio.ru/speechwriting

О болтовне

Не терпит болтовни искусство,
Жестоко к слабому оно,

Ораторское упражнение двенадцатое

Упражнение для развития речи, в котором вопросов больше, чем ответов.

В этой рубрике мы предлагаем различные ораторские упражнения, улучшающие речь. Все упражнения многократно проверены на клиентах школы риторики «Аргументъ», все упражнения работают и действительно улучшают речь.

Упражнение двенадцатое.

Умение задавать вопросы определяет вашу успешность в диалоге. Даже целые споры можно выигрывать, используя лишь умело поставленные вопросы. Как именно – об этом в теории убеждения, в теории диалога и в теории полемики, но сейчас нас интересуют вопросы сами по себе. Как инструмент. Либо он есть, либо его нет.

Ораторское упражнение одиннадцатое

Упражнение для развития речи, в котором ставится диагноз современному обществу.

В этой рубрике мы предлагаем различные ораторские упражнения, улучшающие речь. Все упражнения многократно проверены на клиентах школы риторики «Аргументъ», все упражнения работают и действительно улучшают речь.

Упражнение одиннадцатое.

В наше время, время пожинания плодов расцвета детективов XX века, люди стали хитры и подозрительны. Мы во всём видим скрытый смысл или, как минимум, хотим его найти. Любой факт перестал для нас быть фактом и стал признаком чего-то другого. Капля упала на ладонь – кажется, начинается дождь. Парень долго смотрит на девушку – наверное, влюбился. Коллега пролистывает предложения турагентств – похоже, собирается в отпуск.

Мы перестали видеть мир, мы видим знаки. Нам не интересно то, что происходит здесь и сейчас, нам хочется понять, симптомом чего являются наблюдаемые нами события. И потому мы разучились описывать, мы умеем только объяснять.

Андрей Львович Харитонов

Тема : Примеры

Некролог в газету.

Львович много курил, пил много кофе, много играл в преферанс и виртуозно матерился.

Он не дружил с начальством. На 8 марта женщинам он дарил видеоклипы Playboy’я. Он был худым, всегда ходил в куртке с огромным капюшоном, носил очки с красными линзами, рисовал в свое удовольствие и писал стихи на потеху. Не знаю, сколько ему было лет, но моих родителей старше он был сильно.

Он был нашим режиссером, он был режиссером театра-студии, где мы проводили все свое внешкольное время в старших классах.

По вечерам на неделе и целыми выходными мы зависали в его «кабинете» с фотографией Станиславского, подписанной «Любимому ученику», с разрисованными стенами до потолка, с полом, из коврового покрытия которого Львович по мере надобности делал куклы для спектаклей, с какими-то чудаковатыми вещами, именуемыми «реквизитом», и огромным катушечным магнитофоном с неизменным Toto Cutugno, под которого мы позже поставили «Три апельсина» Филатова.